УКРАИНА, Запорожье
ул.Чумаченко 30-б, оф.6
e-mail: info@granik.com.ua
19.05.2010 09:31
Как вывозится мусор в других странах
США. Вирджиния и Запорожье
 
Тема: «МУСОРНЫЙ КРИЗИС»
Цель: Внедрение раздельного сбора отходов в Запорожье
 
Фотография дня:
 
мусор Запорожье 1мусор Запорожье
серия наши объекты: Александровский рынок
 
Комментарии специалистов: Интересная точка зрения. Назовем ее – «отрицатели раздельного сбора мусора». Аргументы, которые приводятся в статье, часто можно услышать и в Запорожье. Оправданы они или нет?
 
Отрицание, как точка зрения, имеет право на существование. Опровергать или соглашаться лучше всего опираясь на опыт. Я выскажу свою точку зрения, опираясь на опыт по сбору и вывозу мусора в Запорожье.
 
Раздельный сбор мусора и в Запорожье  и в штате Вирджиния, по моему мнению, состоит из 2-х важных составляющих: моральной и материальной.
Для некоторых жителей Запорожья важно, чтобы тарифы на вывоз мусора были ниже. Для других, более важно, чтобы во дворах было чисто и уютно.
 
Выбросы вулкана Эйяфьятлайокудль (Остров горных ледников) в Исландии, мне лично показали, что все в мире взаимосвязано. Выбрасываем неправильно мусор в Вирджинии, а последствия ощущаем в Запорожье.
 
Нужно ли сортировать мусор?
В Вирджинии не знаю, пусть решают жители Соединенных Штатов, а в Запорожье – обязательно.
 
Цитатник:
  1. «от обязательных программ утилизации мусора нет никакого проку» - Критиковать я не буду, хотя мне очень хочется. Но и проводить эксперименты на нашем городе Запорожье, тоже не нужно.
Раздельный сбор мусора в Запорожье – это единственный способ обращения с отходами, который даст положительный результат. Других, к сожалению нет. Чистота в Запорожье зависит исключительно от жителей и находится в их руках. В прямом и переносном смысле.
  1. «утилизация мусора – вероятно, наиболее бессмысленная кампания в современной истории Америки, абсолютно пустая трата времени и денег, глупое разбазаривание человеческих и природных ресурсов. С ним трудно не согласиться. Право, не стоит забивать себе голову мусором: лучше свезти его на свалку» - Есть заболевание, когда люди собирают мусор и тянут его домой. Постепенно их жилище становится похоже на свалку. Эта аналогия того же заболевания нашего общества. В Запорожье будет сортировка мусора, я в этом уверен, несмотря на трудности начального периода. Мы заслуживаем жить в чистом Запорожье.
 
 
Интересно о Запорожском мусоре:
 
раздельный сбор мусора в Запорожье I
Небоскреб из мусора. Архитекторы планируют построить первый такой мусорный небоскреб – на въезде в гавань Нью-Йорка. Где-нибудь рядом со Статуей Свободы. Ведь отверстие внутри этого небоскреба как раз повторяет контурами этот символ Нью-Йорка.
 Вот она – обратная стороны Великой Цивилизации.
 
 
Цитатник:
20.04.10
С искренним уважением
 
 директор компании Граник
 Геннадий Дубов
т. (061)218-55-05, 050 341-99-87
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
 
 
 
Виктор Вольский
Йорктаун, Вирджиния
Веб-сайт:  volsky.us
 
МУСОРНЫЙ КРИЗИС
 
Во второй половине 80-х годов в Соединенных Штатах разразился очередной кризис. «Америка тонет в океане мусора!» - патетически провозгласил журнал “Ньюсуик”. “Если не считать редких исключений военного времени, американцы не привыкли приносить жертвы во имя общественного блага, - говорилось в статье с леденящим кровь заголовком “Заживо погребенные”. – С этим менталитетом пора кончать. Иначе вся страна превратится в одну гигантскую мусорную свалку”.
 
Агентство защиты окружающей среды (EPA) разработало “мусорную пирамиду” – иерархию основных способов решения проблемы удаления мусора. В верхней части своей пирамиды агентство поместило утилизацию, затем компостирование и сжигание мусора в целях производства электроэнергии, а на последнем месте – сбор и доставку мусора на свалки.
 
В начале 1988 года агентство разработало пятилетний план решения мусорной проблемы: в течение пяти лет довести уровень утилизации муниципального мусора с 10% до 25% от его общего количества. Инициатива имела большой резонанс и быстро превратилась в общенациональную кампанию. Политики по всей стране вступили в соревнование: пятилетку в четыре года! Нет, в три с половиной! Не 25%, а 40%! Не 40%, а 50%!.. Кто больше?!
 
Правительства штатов и муниципалитеты стали принимать законы об обязательной утилизации мусора по даже более жестким стандартам, чем предлагало EPA. В большинстве штатов норма обязательной утилизации была установлена на уровне 40%, а местами – гораздо выше: 50% в Нью-Йорке и Калифорнии, 60% в Нью-Джерси, 70% в Род-Айленде. По всей стране стали строиться мусоросжигательные установки и приниматься законы, обязывающие граждан сортировать свой мусор в целях утилизации наиболее ценных материалов: бумаги, пластмасс, стекла и металлов.
 
Конгресс США и легислатуры десятков штатов в законодательном порядке обязали государственные ведомства, газеты и другие компании покупать утильсырье, подсластив им пилюлю многочисленными субсидиями и налоговыми льготами. Благодаря всем этим мерам пятилетний план был выполнен – заветный 25-процентный уровень был достигнут в назначенный срок.
 
Утилизация мусора приобрела огромную популярность как единственный способ решения насущной проблемы. Американцы уверовали в то, что, сортируя свой бытовой мусор и выставляя к обочине по отдельности контейнеры с газетами, стеклотарой и металлическими банками, они служат делу добра и охраны окружающей среды, совершая акт морального самоочищения и искупая грех потребительства.
 
За всем этим пропагандистским шумом совсем не были слышны голоса редких скептиков, указывавших, что на самом деле никакого мусорного кризиса не существует и проблема далеко не так остра, как ее представляют, что с экономической точки зрения утилизация – полный абсурд, а мессианский пыл только замутняет ситуацию, и что существует гораздо более разумный подход к делу: вместо того, чтобы идти на мусор крестовым походом, превратить его удаление в обыкновенный бизнес. Но для того, чтобы убедиться в правоте этих утверждений, нужно развенчать множество мифов, которыми обросла мусорная проблема.
 
Один из самых стойких мифов: мусор сбрасывать просто некуда. Он появился по следам публикации результатов исследования, проведенного в 1987 году Агентством защиты окружающей среды. Оказалось, что количество мусорных свалок в стране сокращается. Это верно – как верно и то, например, что с каждым годом в США становится все меньше и меньше доменных печей. Однако производство стали при этом не снижается, поскольку наращивается производственная мощность существующих печей. Точно то же происходит и со свалками: они становятся все крупнее, и их вместимость неуклонно растет.
 
Представление о кризисе в мусорной сфере было непосредственно связано с ростом экологической сознательности общества, отразившейся в бурной активности ЕРА. В 80-х годах прошлого столетия, когда проблема охраны окружающей среды приобрела повышенную важность, агентство обрушило на страну лавину экологических ограничений и правил. В результате многим муниципалитетам пришлось закрывать свои свалки, не удовлетворявшие новым жестким требованиям, и отправлять свой мусор за тридевять земель или, не считаясь с затратами, строить новые свалки. Естественно, тарифы на удаление мусора стали быстро расти.
 
Но, как и полагается при капитализме, проблема породила свое собственное решение. Удаление мусора стало выгодным бизнесом. Повсюду стали открываться новые громадные свалки. В результате в некоторых регионах возник избыток свалочных мощностей, цены начали падать, свалки на Юге и Среднем Западе вступили в острую конкуренцию за благосклонность мусоропроизводителей, предлагая им все более и более выгодные условия. Многим крупным городам стало выгоднее отправлять свои отходы на дальние свалки, чем удалять его собственными силами. Сегодня в Соединенных Штатах общая площадь мусорных свалок намного больше, чем 10 лет назад.
 
Зеленые, которым абсолютно необходимо держать общество в постоянном напряжении, стращая его реальными или мифическими кризисами, придумали ловкий лозунг: «мусорная независимость». Когда они твердят, что Нью-Йорк близок к исчерпанию своих свалочных возможностей, технически они абсолютно правы. Но кто сказал, что крупнейший город Америки должен обязательно сваливать свой мусор в городской черте? Что страшного в том, чтобы отправлять нью-йоркский мусор на дальние свалки?
 
Если следовать этой логике, пишет научный сотрудник Института конкурентоспособных предприятий Джеймс Дилонг, то вполне можно прийти к выводу, что Нью-Йорк переживает продовольственный кризис, потому что-де город не в состоянии удовлетворить потребности своих жителей овощами за счет собственных ресурсов. Так что же – прикажете вырубить всю растительность в Центральном парке, превратить его в гигантский огород и выдавать населению по карточкам выращенные там овощи? Нет, такая светлая мысль все же не приходит в голову отцам города, которые боятся прослыть кретинами в глазах избирателей.
 
Но может быть, отказываясь признать остроту проблемы и необходимость поиска кардинальных путей выхода из мусорного кризиса, мы просто загоняем болезнь внутрь и оставляем ее в наследство потомкам, которым придется мучиться в поисках излечения, проклиная нас на чем свет стоит? Это еще один миф.
 
Экологисты пугают нью-йоркцев призраком удушения города, который будет погребен под кучами мусора. В их пропагандистской литературе особенно выделяется эффектное изображение ежегодного количества мусора, производимого в городе, в виде 20-этажной горы, раскинувшейся на 15 кварталов во все стороны.
 
Но если, вдоволь налюбовавшись на плод творческого воображения зеленых, посмотреть на проблему трезвыми глазами, то картина получится совершенно иная. Кларк Вайзман, экономист из университета Гонзага в штате Вашингтон, подсчитал, что, если производство мусора в стране будет продолжаться нынешними темпами, то все его количество, накопившееся за ближайшие 1000 лет, к 3000 году уместится на свалке глубиной 100 ярдов и площадью 1225 квадратных миль.
 
Площадь, конечно, немалая, особенно если бы речь шла, скажем, о Бельгии или Голландии. Но в Америке это всего лишь 0,1% общей территории пастбищ. Не говоря уже о том, что площадь, занятая суперсвалкой, будет выведена из оборота ненадолго: со временем она, подобно старым свалкам, зарастет травой и пополнит национальный парковый фонд, насчитывающий 150 000 квадратных миль.
 
И конечно, глупо экстраполировать сегодняшнюю ситуацию на неопределенное будущее. Прогресс науки, безусловно, затронет и мусорный вопрос. Можно не сомневаться, что задолго до наступления 3000 года биохимики и генетики создадут микроорганизмы, которые смогут разлагать без остатка бытовой мусор или перерабатывать его в полезные продукты, осуществив давнюю мечту человечества о безотходной цивилизации.
 
А вот еще один миф: мусор угрожает отравить человечество. Как только речь заходит об опасных отходах, немедленно вспоминают Лав-Канал. Несмотря на свое поэтичное название (“Канал любви”), этот микрорайон города Ниагара-Фоллс (штат Нью-Йорк) прославился благодаря весьма прозаическому факту: там с давних пор находилась заброшенная свалка отходов химического производства, содержавшая высокие концентрации токсичных химикалиев, которые пропитали почву на участке, где по глупому недоразумению построили школу.
 
Когда об этом стало известно в 1978 году, разразился скандал неслыханной силы. Президент Картер объявил Лав-Канал районом бедствия, приказал закрыть школу и расселить всех окрестных жителей, Конгресс провел целую серию сенсационных слушаний, журналисты соревновались друг с другом, придумывая жуткие сценарии агонии и гибели людей, отравленных токсичными отходами.
 
Впрочем, никаких конкретных свидетельств того, что хоть кто-нибудь стал жертвой вредоносной свалки, так и не обнаружилось, несмотря на все старания борзописцев, понукаемых зелеными. Скрупулезные научные исследования не выявили у жителей Лав-Канала никаких отклонений от нормальных показателей заболеваемости различными видами рака. Тем не менее, само это географическое название стало нарицательным как символ пагубных последствий преступно халатного отношения к природе.
 
Однако современные муниципальные мусорные свалки не имеют ничего общего со свалкой в Лав-Канале. Для токсичных отходов существуют специальные места захоронения, их удаление производится по специальной методике, под строгим контролем. А обычные свалки, предназначенные для удаления бытового мусора, заполняются вполне безобидным материалами – бумажными изделиями, строительным мусором, скошенной травой, буреломом.
 
Правда, и эти отходы содержат небольшие количества вредных веществ, в частности, свинца и ртути. Но исследования показали, что они замурованы в толще обычного мусора и не представляют никакой опасности даже на старых свалках, не удовлетворяющих строгим современным требованиям. А уж в отношении новых свалок тем более нет никаких оснований волноваться. Согласно требованиям федерального законодательства, они должны быть облицованы глиной и пластиком, оснащены дренажной и газоулавливающей системами, ежедневно засыпаться слоем земли и регулярно проходить контроль на подземные утечки.
 
Мы попусту расходуем невосполнимые природные ресурсы, стонут зеленые. Это верно: производство бумаги – в частности, для печатания экологической пропаганды – требует большого количества древесного сырья. Но так ли уж невосполнимы эти ресурсы? На каждое срубленное дерево лесозаготовительные компании сажают три. В результате площадь лесных насаждений в США с каждым годом растет, и ныне суммарные ресурсы древесины в целом по стране в три раза превышают цифру 1920 года.
 
Поэтому нелепо экономить древесину путем замены свежеизготовленной бумаги продукцией на основе утильсырья. Следует иметь в виду также, что утилизация старых газет связана с рядом других негативных явлений. Работа мусороуборочных машин сопровождается загрязнением воздуха и шумом, а равно и дополнительным расходом горючего. Со старых газет нужно смывать типографскую краску и тратить немало энергии на переработку бумаги обратно в целлюлозу. При этом расход воды выше, чем при использовании древесного сырья: на производство каждой тонны газетной бумаги из макулатуры приходятся лишние 5000 галлонов сточных вод, загрязняющих водоемы.
 
Ревнители охраны природы убеждены в том, что современные упаковочные средства – бич окружающей среды, потому что пластик не подвергается биологическому разложению. Но, между прочим, не разлагаются на свалках и традиционные виды целлюлозной упаковки. Археолог из университета Аризоны Уильям Ратье, раскапывая старые свалки, установил, что бумага, картон и другие органические материалы, которые теоретически должны бы подвергаться биологическому разложению, мумифицируются и полностью сохраняются в анаэробной среде в толще свалки.
 
Плюс к тому же, материалы целлюлозной основы занимают больше места, чем пластмассовая тара. Картонные коробки из-под сока вдвое компактнее стеклянных бутылей, которым они пришли на смену. Один бумажный пакет заполняет такой же объем, как 12 пластиковых мешков из супермаркетов. При этом промышленность упаковочных материалов непрерывно совершенствует свою продукцию, тара становится все тоньше, не теряя прочности, и занимает все меньше объема.
 
Более того, современная упаковка снижает общее количество мусора. Благодаря техническому превосходству Соединенных Штатов средняя американская семья производит на треть меньше мусора, чем мексиканская. Побочные продукты переработки, скажем, цыплят идут на производство корма для собак и кошек. Их утилизация была бы невозможна без упаковочных материалов, и все отходы бройлерного производства пришлось бы выбрасывать, увеличивая количество мусора.
 
Наконец, вероятно, самый важный аспект проблемы – экономический. Зеленые утверждают, будто мусор – ценный ресурс и его утилизация абсолютно оправдана. Если так, то почему жадные капиталисты упускают такую золотую возможность? Они и не упускают – но только в тех редких случаях, когда утилизация действительно выгодна. Например, сдача пустых банок из-под пива и прохладительных напитков давным-давно служит источником дохода для детей и бомжей. Алюминиевые компании охотно платят за этот вид утильсырья, потому что его переплавка обходится намного дешевле, чем производство алюминия из бокситов, требующая огромного расхода электроэнергии.
 
Но это исключение. А в том, что касается основной массы мусора, его утилизация представляет собой экономический нонсенс, утверждает корреспондент “Нью-Йорк таймс” Джон Тьерни, глубоко изучивший проблему. Об этом красноречиво свидетельствуют результаты исследования, проведенного Ассоциацией твердых отходов Северной Америки (отраслевая ассоциация руководителей муниципальных отделов уборки и удаления мусора).
 
В исследовании, проведенном на деньги государства, было детально изучено положение в шести американских городах, расположенных в разных климатических зонах: Миннеаполисе, Палм-Бич (Флорида), Сиэттле, Скотсдэйле (Аризона), Севирвилле (Теннеси) и Спрингфилде (Массачусетс). Оказалось, что в пяти из них сброс мусора на свалку существенно дешевле, чем его утилизация, компостирование или сжигание (в Сиэттле в силу особых обстоятельств расходы по всем вариантам оказались приблизительно одинаковыми). Исследования в Европе дали аналогичные результаты.
 
Джон Тьерни приводит пример Нью-Йорка. Всякий раз, как мусороуборочная бригада опорожняет в свой грузовик контейнер с пустыми бутылками и банками, город терпит убыток. Программа утилизации сопряжена с расходом ресурсов - а они стоят денег. Программой нужно управлять – приходится нанимать менеджеров. За нее нужно постоянно агитировать население и разъяснять, как следует поступать с десятками наименований различных изделий (старые газеты подлежат утилизации, строительная бумага – не подлежат, пластмассовые контейнеры из-под молока – да, картонные пакеты – нет и т. д.) – приходится нанимать пропагандистов.
 
Ввиду того, что в городских предписаниях такая путаница, что сам черт ногу сломит, необходимо проверять, как выполняются правила и нормы, т.е. проверять мусор и выписывать штрафы за нарушения - нужны инспектора. И конечно, дополнительные мусороуборочные машины и бригады. Сбор утильсырья обходится в три раза дороже простой уборки мусора из-за резкого снижения производительности труда мусороуборочных бригад, которые при каждой остановке забирают намного меньший объем материала. Из-за всего этого каждая тонна стекла, пластиков и металлов, доставляемая на частное предприятие по их утилизации, обходится городу на 200 долларов дороже, чем если бы весь этот мусор просто отвозили на свалку.
 
Поначалу городские начальники надеялись окупить дополнительные затраты за счет продажи собранного утильсырья, но эти надежды не оправдались. Мало того, переработчики утильсырья, как правило, требуют платы за свои услуги, поскольку выручка от продажи утилизованных материалов ниже, чем расходы на их переработку. Поэтому городу, уже истратившему лишних 200 долларов на сбор тонны утильсырья, приходится выкладывать еще 40 долларов, чтобы избавиться от него.
 
Программа сбора и утилизации мусора ежегодно обходится налогоплательщикам Нью-Йорка в 50-100 миллионов долларов (в зависимости от колебаний рыночных цен на разные виды материалов). Это только прямые затраты из муниципального бюджета. Но сюда нужно добавить также труд, регулярно затрачиваемый миллионами жителей города на сортировку своего мусора. Сколько пришлось бы платить мэрии, если бы она полагалась на наемный труд, а не на добровольные усилия своих граждан?
 
В попытке обсчитать эту статью расходов Джон Тьерни нанял за свой счет нейтрального наблюдателя-студента, которому было поручено вести дневник работы, выполняемой в течение недели в порядке выполнения городских законов об утилизации бытового мусора. Выяснилось, что у участника эксперимента уходило 8 минут в неделю на то, чтобы отсортировать, вымыть и доставить четыре фунта банок и бутылок на сборный пункт в подвале своего многоквартирного дома.
 
При стандартном уровне оплаты труда уборщика (12 долларов в час) затраты труда обошлись бы городу в 792 доллара на тонну утильсырья. Плюс мусор занимает место – не менее одного квадратного фута, аренда которого в Нью-Йорке оценивается в 4 доллара в неделю. Если бы городу пришлось платить по этой статье, расходы на аренду площади под тонну банок и бутылок составили бы около 2000 долларов в год. А если добавить сюда оплату труда, выходит, что суммарные затраты на сбор и удаление тонны утильсырья составляют почти 3000 долларов. Действительно, “ценные” материалы, ничего не скажешь.
 
В 2004 году цены на утильсырье резко подскочили, вызвав поток восторженных статей о блестящих экономических перспективах утилизации. В какой-то момент нью-йоркский муниципалитет продавал старые газеты по 150 долларов за тонну, что позволяло городу почти окупать свои расходы на программу утилизации бумаги. Но такое блаженство длилось недолго. Вскоре цены вернулись к привычному уровню, и ныне Нью-Йорку вновь приходиться доплачивать приемщикам за их согласие брать утильсырье. Власти города смирились с тем, что им придется в обозримом будущем терпеть убытки. Что поделаешь, за поддержание чистоты идеологических риз приходиться платить!
 
Резюмируя, можно смело сказать, что от обязательных программ утилизации мусора нет никакого проку. Потомкам от них не будет ни тепло ни холодно. Они выгодны лишь зеленым, для которых утилизация – это просто еще один фронт ведущейся ими войны за охрану природы (точнее, против капитализма); политикам, получающим дополнительную возможность продемонстрировать (за счет налогоплательщиков) свою чуткость и благородство; консультантам по пиару, раскручивающим модную тему; да еще частному сектору, снимающему пенки с очередного модного поветрия.
 
Джон Тьерни заключает, что утилизация мусора – вероятно, наиболее бессмысленная кампания в современной истории Америки, абсолютно пустая трата времени и денег, глупое разбазаривание человеческих и природных ресурсов. С ним трудно не согласиться. Право, не стоит забивать себе голову мусором: лучше свезти его на свалку.
 
Апрель 2007 г.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить