УКРАИНА, Запорожье
ул.Чумаченко 30-б, оф.6
e-mail: info@granik.com.ua
04.01.2010 10:29

Как вывозится мусор в других странах

Украина и Запорожье
Тема: «муСОР из избы»
Цель: Внедрение раздельного сбора отходов в Запорожье.
 
Фотография дня:
 
раздельный сбор мусора в Запорожье 1
елка в горшочке, вместо снега мусорный пакет
 
Комментарии специалистов:   в самом названии журнала «Власть денег», зашифрован ответ на вопрос: будут ли в Запорожье сортировать мусор? Будем, если:
1)   нам будет выгодно
2)   «Сортирующие люди» будут гордиться тем, что они разделяют отходы. Homo sapiens станет Homo Recycle.
3)    Не будем сортировку отходов в Запорожье внедрять с конца. Внедрение раздельного сбора мусора в Запорожье начинается с кухни.
4)   На людей, которые собирают отходы, мы не будем смотреть (в зависимости от воспитания) с жалостью или презрением.
5)   ……..когда мы сами добавим, то, что лично нам мешает сортировать мусор. Никто кроме нас самих, не добьется того, чтобы в Запорожье было чисто. Ждать, что кто-то сделает эту работу за нас, бесполезно.
 Все в наших руках.
Интересно о Запорожском мусоре:
 
 
Ogilvy and Mather:  «Природу не переработаешь» («Nature can't be recycled»).

Цитатник:
  1. «население готово платить больше за утилизацию мусор» - Минуточку, наши карманы не резиновые. Все мы умеем считать, и не будем оплачивать лишние счета. Для эффективной утилизации мусора в Запорожье не надо увеличивать тарифы, это легче всего. Спросите любого предпринимателя: где монополия – там высокие тарифы.
Какой выход?  Внедрять раздельный сбор мусора, способствовать рынку отходов.  Тарифы будут низкими, а качество вывоза мусора высокими.
  1. «Нужно хоть иногда работать за идею, а не на карман. И строительство мусороперерабатывающих комплексов — как раз такой случай» - Это выражение – популизм чистой воды. Время коммунистических субботников закончилась. Идеи, не подкрепленные материальной составляющей, лопаются как мыльные пузыри. В Украине, в том числе и в Запорожье, уже с десяток мусоросортировочных станций, построенных за бюджетные и свои деньги. Все они не приносят доходов, и большинство из них не работает. Как раз это и свидетельствует о том, что идея и «карман» должны идти в одном направлении. Рынок не обманешь.
  2. «мусороперерабатывающие заводы окупаются за... два года» -Это неправда. В Украине они не окупаются. Почему? Причина в одном: в Запорожье не сортируют мусор. Несортированный мусор невозможно переработать. Не верите. Почувствуйте себя золушкой. Пройдите тест : возьмите баночку, положите килограмм гречки, риса и пшена. Тщательно перемешайте. А теперь рассортируйте….Подташнивает, Вы не беременны.
В Запорожье мусор нельзя смешивать. Не существует эффективных технологий переработки смешанных отходов. Мусор нужно сразу раздельно собирать.
 
29.12.09
С уважением
директор компании Граник Геннадий Дубов
т.(061)218-55-05, (050)341-99-87
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript


муСОР из избы
 

 Наталья Ковалевская, Александр Власенко Сентябрь 2009, (№238)


Украинские свалки могут приносить миллиарды. Но вместо этого они просто гниют.

Экологи бьют тревогу: Украина тонет в мусоре! На полигонах и свалках страны скопилось уже около
1 млрд куб. м мусора. И ежегодно эта цифра увеличивается на 12 млн т.
Все эти отходы занимают свыше 7 тыс. га земли. Причем около трети из четырех тысяч легальных свалок, усеявших всю страну, уже опасны для здоровья людей.
«Многие полигоны не отвечают экологическим нормам. Фильтрат, который собирается в теле свалки, загрязняет почву и грунтовые воды: возгорания стали обычным делом. Вред, наносимый окружающей среде от таких выбросов в атмосферу, огромен», — говорит Алексей Василюк, заместитель председателя Национального экологического центра Украины.
Несколько лет назад чиновники озаботились мусорными делами. В 2004 г. Кабмин утвердил Программу обращения с бытовыми отходами на период до 2011 года. За отведенное время на свалках должны были появиться перерабатывающие предприятия — так, как это происходит в цивилизованном мире.
Но в текущем году власти программу досрочно прикрыли. При потребности в 80 млрд грн. на ее реализацию в общей сложности было выделено из казны немногим более 3 млрд грн. В итоге за пять лет действия программы земли под свалками увеличились чуть ли не вдвое. А ни одно современное предприятие по переработке мусора (с советских времен в Украине работают всего два мусоросжигающих завода — в Киеве и Днепропетровске) в стране так и не заработало. Хотя бизнес этот выгоден: в среднем инвестиции в него в Европе окупаются менее чем за пять лет (подробнее — см. «А как у них», стр. 34).
Безземелье
С начала 2000-х гг. в каждом областном центре хоть единожды, но побывал потенциальный инвестор. В Луганске, к примеру, таковых было 15 из десяти стран (Чехии, России, Болгарии, Германии, Польши, Австрии), по десятку претендентов посетили Киев и Ялту.
В большинстве своем переговоры были успешными ровно до того момента, пока разговор не заходил о выделении земли: для строительства одного предприятия по переработке твердых бытовых отходов требуется, в зависимости от применяемой технологии и мощности, от 5 до 20 га. Ну а поскольку инвесторы не готовы выкупать столь большие территории, то интерес местных властей зачастую сходит на нет: «вдруг» оказывается, что свободных участков, да еще и размещенных поблизости населенного пункта, в общем-то, и нет. А если и есть, то смена его целевого назначения становилась трудновыполнимой задачей. Так, к примеру, дело обстоит в Крыму, который из-за проблем с утилизацией мусора даже местные журналисты окрестили «грязным курортом».
«Многие земли уже распаеваны либо относятся к землям сельхозназначения, либо находятся в собственности районных властей. Оформить землеотвод и перевести их в земли промышленного назначения довольно сложно», — говорит Наталья Томчишина, начальник отдела экоконтроля за обращением с отходами Республиканского комитета по охране окружающей природной среды АР Крым.
Инструментов влияния на землепользователей — никаких. Представители одного иностранного инвестора в приватной беседе с корреспондентами «ВД» поведали, что власти на местах за решение вопросов, в том числе и земельных, запрашивают «откат» — в размере 10-20% от стоимости проекта. При этом зачастую такие «предложения» исходят даже не от самих мэров, а от руководства всевозможных комиссий горсоветов — ситуация более чем ординарная. Ведь часто мэры не имеют поддержки большинства депутатов местных советов. Но именно горсоветы формируют комиссии, чьи голоса обязательны при строительстве любых объектов. И даже если земельный вопрос решить удается, а «взаимопонимания» с депутатами нет, проект по строительству перерабатывающего завода почивает в Бозе: инвесторы просто теряют терпение от постоянного хождения по чиновничьим кабинетам. Так, к примеру, случилось в Феодосии и Бахчисарае (подробнее — см блиц-интервью с Ильми Умеровым).
Личный интерес
Смена подходов к утилизации ТБО — это еще и смена раскладов на рынке услуг по их вывозу. На данный момент большинство полигонов и свалок находится в коммунальной собственности, а значит, под полным контролем городских властей. Функции утверждения тарифа, выполнения работ по вывозу мусора, а также контроля находятся в одних руках. Это дает возможность неплохо зарабатывать на сортировке отходов непосредственно на полигоне и на утилизации неучтенного мусора за наличные. Но строительство перерабатывающих заводов все меняет: ведь инвестор заинтересован в контроле над всеми звеньями цепи, начиная от расстановки контейнеров и заканчивая сбытом продуктов переработки.
И если «в доле» местные чиновники не оказываются, то у них есть действенный инструмент: зарубить на корню любой проект. Для этого достаточно просто поменять тарифы на вывоз мусора — и дело по переработке ТБО из потенциально прибыльного превратится в одночасье в убыточное. Так, к примеру, произошло на Закарпатье (подробнее  — см. блиц-интервью с Александром Игнатенко, стр. 32).
«Полное отсутствие системы контроля над тарифообразованием и теми деньгами, которые собираются с населения, делают невозможной и нецелесообразной любую программу инвестиций. Поэтому должен быть госконтроль над тарифообразованием. Инвестиционные средства придут туда, где будет механизм их возврата через тарифы,  — считает Алексей Кучеренко, министр по вопросам ЖКХ.  — Нельзя и дальше сдерживать тарифы, иначе страна превратится в мусорную свалку. Эта проблема становится катастрофичной».
Сегодня средний тариф по Украине составляет 26 грн./куб. м, из которых 18 грн.  — это перевозка мусора. Захоронение в среднем стоит 8 грн., а в некоторых городах сущие копейки — 2 грн. Чтобы эффективно управлять отходами, содержать в порядке полигоны ТБО и внедрять современные технологии переработки, этого недостаточно. Для сравнения: в Эстонии тарифы на обращение с ТБО втрое больше  — 80 грн./куб. м, в Дании и Швеции — 180  грн., в Италии  — 200 грн.
«При действующих тарифах могут окупиться только простые технологии с большим объемом ручного труда. Поэтому у нас просто ставят конвейер, на который высыпается мусор и вручную сортируется. Ничего более современного при нынешних тарифах окупаться не будет», — уверен Георгий Гелетуха, директор Научно-технического центра «Биомасса». — МСЗ у нас могут появиться, только если государство решить их профинансировать, не рассчитывая на окупаемость».
Впрочем, есть и иное мнение на этот счет  — мол, выгодно работать в стране можно и при действующих тарифах (подробнее — см. блиц-интервью с Григорием Снигирем). Другое дело, что условия ведения бизнеса не должны постоянно меняться. «Инвесторы опасаются, что вложат деньги, а потом придет новый мэр и, к примеру, заявит, что не будет возить мусор на этот завод — и инвестор останется не у дел, — говорит Игорь Кирильчук, помощник директора Института возобновляемой энергетики НАНУ. — Все понимают, что подобные нюансы можно прописать в условиях договоров, но почему-то этого не делают. Нужно законодательно защитить инвестора, прописав ответственность местных властей».
Государственный рычаг
В развитых странах Европы на переработку идет около половины всех отходов. В результате войти на рынок новым частным игрокам довольно сложно из-за высокой конкуренции. В Украине же этот рынок только зарождается. На данный момент его емкость — около 1 млрд грн. Но она может вырасти в десять раз, если в ход пойдут современные технологии, полагают разработчики Концепции Государственной целевой экономической и научно-технической программы обращения с ТБО на 2010-2019 гг. Чтобы добиться этого, полагают чиновники, инвесторов необходимо поддержать — путем удешевления процентов по кредитам за счет госказны. Но, по мнению «ВД», благое начинание может обернуться банальным разворовыванием бюджетных средств. Да и большой вопрос, стоит ли вкладывать ограниченные ресурсы государства в сферу, которая и без того может быть прибыльной. Другое дело — наведение порядка в сфере контроля над рынком ТБО.
На данный момент он осуществляется Минприроды, МинЖКХ, Минздравом и еще рядом министерств и ведомств. Функции структур размыты. А выбор технологии и инвестора, согласно Закону «О местном самоуправлении», полностью отдан на места. Но если там, в силу перечисленных причин, саботируют строительство заводов по переработке ТБО, то у центральных властей есть действенный орган влияния в лице Госэкоинспекции. Последней просто достаточно принять решение о закрытии полигона или свалки по причине несоблюдения санитарных норм — так, как это произошло в Тернополе (в итоге, правда, свалка опять заработала). Увы, такие решения выносятся редко. А мизерные штрафы, взимаемые за нарушение экологических норм, для местных властей — что укус комара: бюджет от них не страдает.
В итоге все сводится к ручному управлению. Как, например, вышло со строительством мусоросжигательного завода в Донецке, где инвестор, шведская компания Ecoenergy, получил, с подачи премьера Тимошенко, карт-бланш в виде госгарантий на строительство завода в городе. Другим пока просто не повезло.

А как у них
В развитых странах Европы перерабатывается 30-50% отходов, что делает этот рынок весьма привлекательным. К примеру, Германия в 2007 г. от сбора и переработки упаковки и тары получила доход в размере ?10 млрд. «В Германии еще в 1970-х гг. была внедрена программа сортировки отходов: жильцам доплачивали за выброс мусора в нужный контейнер, а через 20 лет за нарушение ввели штрафы. В этой стране годовой объем мусороперерабатывающей отрасли составляет ?40 млрд, и она обеспечивает 240 тыс. рабочих мест. Не жители платят за вывоз мусора, а наоборот — его покупают у населения», — говорит Александр Сергиенко, глава ОО «Аналитическо-исследовательский центр «Институт города».
Уменьшает сроки окупаемости и производства энергии. К примеру, в США тепловая энергия, которая производится из ТБО, стала основным источником возобновляемой энергии и занимает 35,6% в общем объеме производства. Швеция на 19% обеспечивает отопление жилых домов за счет утилизации отходов.


Под шумок
В середине 1990-х в ЕС, США и Канаде были введены жесткие нормы на выбросы мусоросжигательных заводов. Закрыты практически все МСЗ Великобритании, первой освоившей мусоросжигание. Такой способ утилизации мусора законодательно запрещен во многих штатах США, а также провинциях Канады. В целом, ЕС постепенно отказывается от мусоросжигания: согласно директивам Европарламент, к 2015 г 60% мусора в странах ЕС должны перерабатываться.. Утилизация оборудования обходится довольно дорого, но его можно продать в страну, где требования к безопасности не столь высоки. Таким образом удается не только сэкономить, но еще и извлечь выгоду. «В Германии строительство МСЗ для города с населением порядка 600 тыс. жителей обойдется в сумму около ?150 млн. В Украине такие заводы предлагают уже по ?300-350 млн», — поделился с «ВД» один из участников рынка переработки ТБО.
Опасения, что в Украину могут завезти то, что в Европе собирались выбросить, признают и в верхах. В Концепции Государственной целевой экономической и научно-технической программы обращения с ТБО на 2010-2019 гг. сказано, что «на фоне отсутствия господдержки передовых технологий есть примеры закупки устаревшего и даже недееспособного импортного оборудования и запчастей».
«Сегодня предлагают много технологий мусоросжигания, которые за рубежом уже списывают. Мы против строительства в Крыму МСЗ, потому что стоимость фильтров настолько велика, что веры в то, что их будут менять, нет, — отмечает Наталья Томчишина, начальник отдела экоконтроля за обращением с отходами Республиканского комитета по охране окружающей природной среды АРК. — Есть технологии, позволяющие переработку 95% отходов, оставшиеся можно будет вывозить за пределы Крыма».

 
 
Александр Игнатенко: «В Украине сегодня выгодно сваливать мусор на землю»
Директор департамента благоустройства и коммунального обслуживания МинЖКХ, одного из регуляторов рынка ТБО, полагает, что население готово платить больше за утилизацию мусора. А вот местные чиновники — нет.
На каких условиях инвесторы соглашаются работать на рынке переработки ТБО?
— Инвесторы хотят получать рентабельность, превышающую банковские проценты. Постановлением Кабмина от 08.07.09 №692 внесены изменения в Порядок формирования тарифов на услуги по вывозу бытовых отходов, которые ограничивают рентабельность в тарифах для населения на уровне 12%, для бюджетной сферы —15%, а для иных потребителей — до 50%. Такой подход позволяет избежать ситуации, при которой убыточные тарифы для населения компенсировались бы за счет, к примеру, 200%-й рентабельности, заложенной в тарифах для предприятий. Такое перекрестное субсидирование загоняет предприятия в нерентабельную конкурентную среду.
Что мешает инвесторам вкладывать средства в рынок ТБО в Украине?
— В первую очередь ситуация в экономике. Строительство мусоросжигательных заводов (МСЗ) однозначно приведет к увеличению тарифов для населения в четыре-пять раз. Ежегодно один украинец создает в среднем 300 кг мусора — это около 1,5 куб. м, за вывоз и утилизацию которых платит ежемесячно 3-4 грн. Опрос, проведенный недавно в Киеве специалистами МинЖКХ, показал, что люди готовы к повышению стоимости этой услуги до 20 грн. Но к росту тарифов не готова власть. Низкие тарифы — это основное, что останавливает инвесторов. Один из примеров — австрийская компания AVE инвестировала в сбор и перевозку ТБО в Виноградовском районе Закарпатской области, Госценинспекция утвердила им себестоимость15 грн./куб. м. Но городские власти приняли тариф для населения 13  грн., компания работает себе в убыток.
А зачем строить МСЗ, если это технология вчерашнего дня?! Ведь можно построить мусороперерабатывающий завод, который и окупается быстрее, и окружающую среду загрязняет меньше…
— Новейшие технологии очень дорогие. В Австрии начали лазерным лучом из массы ТБО выбивать ПЭТ-бутылку, но у нас эти технологии сложно будет окупить. В Украине сегодня выгодно сваливать мусор на землю, потому что экологические сборы за загрязнение, определенные Постановлением Кабмина №303, остаются на низком уровне, чтобы сдерживать рост тарифов. В Украине делаются только первые шаги — раздельный сбор и сортировка. В  22 городах внедрили в различной степени раздельный сбор мусора, в восьми — построили или строят сортировочные линии.
В Украине уже появляются иностранные компании-посредники, желающие сбыть устаревшие технологии и изношенное оборудование. МинЖКХ может защитить от них городские власти?
— Городские власти могут защитить только грамотно составленные инвестиционные договоры. Те, кто не может или не хочет найти инвесторов, могут взять кредит для решения проблем управления ТБО. А  МинЖКХ не имеет права вмешиваться в хозяйственную деятельность органов местного самоуправления, советовать, с какой компанией налаживать сотрудничество. Это будет расценено как лоббирование.
А представление Юлией Тимошенко шведской компании «Биогазпром» и подписание с ней меморандума — это не лоббирование? Насколько чиста репутация этой компании?
— Эту компанию привело в Украину правительство Швеции, и мне сложно говорить об их порядочности. Мы держим этот вопрос на контроле, но пока никаких договоров «Биогазпрома» с конкретными городами к нам не поступало, только подписан меморандум о намерении шведской стороны инвестировать в проекты по переработке мусора. МинЖКХ рекомендовало шведам для строительства завода города, в которых будет проходить Евро-2012.
В Украине активно пропагандируют МСЗ, хотя в Европе их планируют закрывать.
— Это неправда! Об этом говорят те, кто хочет продать свои технологии. Альтернативы сжиганию или пиролизу части мусора, который не подлежит переработке после сортировки, нет. Дело в том, что за 50 лет принципиально в схеме МСЗ ничего не изменилось. А вот требования к очистным сооружениям, фильтрам МСЗ ужесточаются, что приводит к увеличению их доли в стоимости завода — до 30-50%. Если владелец не видит экономической целесообразности в реконструкции и замене фильтров, то он принимает решение о закрытии конкретного объекта. Вообще, МСЗ экологически опасны тем, что могут выйти из строя очистные фильтры, поэтому государство должно контролировать их деятельность. Но это не значит, что МСЗ опасны для окружающей среды при их контроле со стороны государства.
 
Сергей Кравченко: «Законодательство не нацелено на привлечение инвестиций в сферу обращения с отходами»
Мэр Луганска проекты по переработке мусора обсуждал с 15 инвесторами из десяти стран. В интервью «ВД» городской голова рассказал, почему дальше разговоров дело не пошло.
Почему интерес инвесторов так и не перерос в сотрудничество с муниципалитетом?
— Инвесторов в первую очередь останавливает политическая и экономическая нестабильность в Украине, низкие тарифы на утилизацию отходов и неплатежи населения за оказанные услуги. За три года в Луганске проплаты за вывоз мусора выросли с 50 до 80%. Стоимость захоронения отходов — с 4 до 7,5 грн./куб. м. Но все равно пока это не привлекает инвесторов. Кроме того, украинское законодательство не нацелено на привлечение инвестиций в сферу обращения с отходами — сложная процедура выделения земли, малоэффективная система наказания за нарушение Правил благоустройства и природоохранного законодательства. Центральные органы власти не предоставляют государственных гарантий. Все это отпугивает инвесторов не только в Луганске, но и в целом по Украине.
Сколько средств необходимо Луганску для решения проблемы переработки ТБО?
— Для строительства мусороперерабатывающего комплекса по утилизации твердых бытовых отходов, в т. ч. строительных и крупногабаритных, а также отходов зеленого хозяйства, необходимо около ?100 млн. Эта ориентировочная сумма, которую нужно будет корректировать с инвестором в зависимости от предложенных им технологий.
Почему бы муниципалитету не взять кредит?
— Мы не планируем брать кредит. Мы занимаемся поиском инвестора, который за собственные средства обеспечит строительство мусороперерабатывающего комплекса и его последующую эксплуатацию.
Какие законодательные изменения могут стимулировать приход инвесторов?
— Способствовать приходу инвесторов на рынок ТБО может благоприятный инвестиционный климат. Чтобы его создать, нужно ввести льготное налогообложение для сферы утилизации отходов — отменить транспортный налог на мусоровозы, ввести единый ежегодный налог на вывоз ТБО, отменить плату за землю. Чтобы уменьшить срок окупаемости и стимулировать инвесторов, нужно вообще отменить все налоги на первые пять лет после ввода предприятия по обращению с отходами в эксплуатацию. Для производимой на МПЗ продукции — черепицы, удобрений, пластиковых поддонов и пр. — нужно гарантировать рынок сбыта, чтобы продукция была востребована. Необходимо как минимум в сто раз увеличить размер штрафов за несоблюдение природоохранного законодательства и Правил благоустройства.

Ильми Умеров: «Нужно хоть иногда работать за идею, а не на карман. И строительство мусороперерабаты­вающих комплексов — как раз такой случай»
Глава Бахчисарайской РГА убежден: решение проблемы утилизации мусора для Крыма — это вопрос сохранения туристической привлекательности полуострова. Первый мусороперерабатывающий комплекс собирались построить в Крыму еще в 2006 году, однако он так не был введен в эксплуатацию.
Строительство мусороперерабатывающего комплекса для Бахчисарая по-прежнему актуально?
— Да, проблема утилизации мусора так и не решена. Еще в 2006 году у нас в районе начал реализовываться проект с чешскими инвестициями по строительству мусороперерабатывающего комбината. На первоначальном этапе два предпринимателя вкладывали в это дело свои средства и в общей сложности потратили около 3 млн грн. Однако затем строительство заглохло.
Причиной стал земельный вопрос?
— Не совсем. Как только стало известно о намерениях построить мусороперерабатывающий комплекс, местные жители воспротивились этой идее. Как раз в это время обострилась проблема вывоза мусора из Ялты, и жители нашего района опасались, что на комплекс будут свозить мусор со всего полуострова. Проводились общественные, а затем и депутатские слушания. И на них нам удалось убедить жителей, что появление такого комплекса — огромное благо для района. В итоге в 2007 году Бахчисарайский горсовет выделил два участка земли (4,5 и 1 га) под строительство мусороперерабатывающего завода. Но к тому моменту инвесторы уже охладели к этой идее.
Предпринимали ли вы попытки найти другого инвестора?
— Конечно! У нас в районе побывали и поляки, и австрийцы, и американцы. Но тут уже все упиралось в земельный вопрос, ведь участок был выделен конкретной фирме под конкретный проект. И новому инвестору пришлось бы договариваться с предыдущими арендаторами. Ну а потом грянул кризис, и об инвестициях речь уже не шла.
Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы строительство мусороперерабатывающих заводов в Украине сдвинулось с мертвой точки?
Нужно хоть иногда работать за идею, а не на карман. И строительство мусороперерабатывающих комплексов — как раз такой случай. Даже в тех городах, где мэры сами пытаются найти инвесторов для этих целей, различные управления и ведомства (вышестоящие при согласованиях и лицензированиях), которые должны дать разрешения и согласования на возведение объектов, пытаются на этом нагреть руки. Напрочь отбивая у инвестора желание работать в Украине.

 
 
 
Григорий Снигирь: «Проблем не возникает там, где мэр — хозяйственник, а не политик»
Генеральный директор Международного консорциума «ПСК «Украина — Австрия» утверждает, что бизнес по переработке ТБО даже в украинских условиях может окупиться всего за несколько лет. Если только местные власти не будут этому препятствовать.
С какими проблемами сталкиваются инвесторы в Украине?
— Основная проблема — это выделение земельных участков под строительство МПЗ и МПК. Для МПЗ необходимо 10 га земли, а для МПК средней мощностью переработки мусора и отходов 450 тыс. тонн в год — 20-25 га земли.
Наши инвестиционные программы не предусматривают выкупа земли. Немецкая и австрийская стороны готовы вкладывать оборудование, машины, спецтехнику и средства для строительства объектов, но отведение участка, выдачу ТУ, разработку проекта — все это должна обеспечить украинская сторона.
Но не везде местные власти шли нам навстречу. Проблем не возникало там, где мэр в первую очередь хозяйственник, а не политик. Сейчас мы подошли к стадии строительства МПК — Черниговского, Волынского, Бахчисарайского, Коломыйского, Крымского. Сегодня на всех этих предприятиях вопрос с землей решен, проекты прошли государственную экспертизу.
Насколько в Украине выгодно заниматься переработкой мусора?
— В Австрии мусороперерабатывающие заводы окупаются за 20 месяцев. В Украине, на наших предприятиях, этот срок может составить четыре-пять лет. А при правильной организации работы — всего два года.
Столь быстрая окупаемость предусматривает повышение тарифов?
— Нет, работать прибыльно можно и при существующих тарифах. Окупаемость достигается за счет внедрения современных технологий и смены подходов к работе — начиная с расстановки контейнеров, сбора мусора и заканчивая его переработкой и производством различного сырья, материалов, товаров. Каждое предприятие, при хорошей хозяйственной деятельности, после окупаемости может получать годовой доход до ?10 млн, а мусороперерабатывающий комплекс средней мощностью 450 тыс. тонн переработки в год — до ?40-45 млн.
Европа отказывается от сжигания мусора. При этом в Украине в последнее время эту технологию начали активно продвигать. Существует ли риск, что у нас начнут устанавливать оборудование МСЗ, работавшее в Европе?
— Такая тенденция в последнее время прослеживается. ЕС фактически отказался от технологии мусоросжигания. Остановленные заводы хотят демонтировать и кому-то сбыть. За границей невыгодно резать оборудование и сдавать на металлолом — цена будет на 70-80% меньше. Сейчас в Украине появляются посредники, предлагающие проекты МПЗ, с некоторыми я встречался в Минприроды. Но если пролистать их документацию, то на первых страницах написано об МПЗ, а дальше описывается технология сжигания мусора — фактически это МСЗ. 
 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить